г. Саратов, ул. Емлютина, д. 39/45, 2 этаж
С понедельника по пятницу — с 09:00 до 18:00
Суббота и воскресенье — выходные дни
  •  8 (8452) 440-463
  • 8 (8452) 906-444
  • 8 (8412) 248-330
  •  sargk
Перезвоните мне

Вклады без роста

​Василий Поздышев, заместитель председателя и куратор банковского надзора Банка России, спрогнозировал рост объема банковских вкладов в текущем году на уровне 7—9%. При этом он отметил, что, исходя из данных I квартала, статистика банковской системы соответствует ожиданиям регулятора.

Грустно и печально. Банкам не нужны народные деньги — самим хватает. Центробанк тоже не очень заинтересован в связывании сбережений домашних хозяйств, потому что задача последнего десятка лет, таргет по инфляции, практически выполнена или будет выполнена с вероятностью 99% в течение ближайшего времени. Сейчас алармисты уже пугают «эффектом качелей» — как бы остановить невероятно инерционную машину обуздания инфляции на заданном уровне, чтобы инфляция не превратилась в дефляцию.

Если еще полгода назад ЦБ среди основных условий снижения инфляции называл сохранение на высоком уровне сберегательной активности россиян, то теперь, когда пришла пора пожинать лавры и решать другие задачи, вкладчиков никто не собирается стимулировать высокой учетной ставкой.

По данным ЦБ, объем рынка депозитов увеличился с начала года на 1,3% — то есть динамика окончательно ушла в область статистической погрешности. За 2016 год совокупный объем вкладов в банках вырос всего на 4,2% — и это еще при достаточно высоких ставках, которые сохранялись весь год по рублевым вкладам. Для сравнения: в 2015 году рост составил 25,2%, в 2014-м — 9,4%, а в предшествовавшие шесть лет (глубина оперативной статистики в обзоре банковского сектора) динамика в среднем составляла 22% в год.

Собственно говоря, и статистика, и прогноз Василия Поздышева как раз подтверждают, что Банк России не собирается больше стимулировать банки предлагать населению привлекательные условия по депозитам.
«Больше» — потому, что необходимость сохранять сбережения от выброса на потребительский рынок была важнейшим для ЦБ способом сокращения роста потребительских цен, учитывая то, что в России любой кризис сопровождается не падением спроса, а, наоборот, усиленной скупкой товаров, имеющих длительный срок хранения или службы. В общем, у кого на что денег хватает.

Следует вспомнить, что в сентябре 2016 года, снижая учетную ставку до 10%, Банк России писал в информационном сообщении, что инфляция может не снизиться до 4% в 2017 году из-за «инерции инфляционных ожиданий и ослабления стимулов домашних хозяйств к сбережениям». В декабре регулятор повторяет тезис о необходимости сохранения положительных реальных процентных ставок, которые обеспечат спрос на кредит, а также сохранят стимулы к сбережениям. В последнем сообщении от 28 апреля 2017 года Банк России также говорит о желании сохранить умеренно жесткие денежно-кредитные условия и положительные процентные ставки для поддержания склонности к сбережениям. Но при этом снижает ставку на пол процентного пункта, до 9,25%. Причем одновременно выражаются опасения относительно возможного изменения модели поведения домашних хозяйств, связанного с уменьшением склонности к сбережению.
То есть регулятор хотел бы сохранить склонность населения к сдаче ценностей в банки, но не может обеспечить выполнение этого желания, так как должен продолжать снижать учетную ставку. В общем это равносильно признанию, что банкам нечего будет предложить вкладчикам для продления договора вклада после истечения сроков уже сделанных. При этом в сообщении ничего не говорится о возможности сделать более привлекательными альтернативные банкам институты сбережений — фондовый, страховой или пенсионный рынки.

В таких условиях одна из немногих возможностей поддержать доходность на приемлемом уровне — продолжать политику снижения инфляции ниже 4%. Тогда можно будет обеспечить возможность и довольно протяженного по времени снижения учетной ставки, и сохранения умеренной привлекательности депозитов, чтобы динамика их объема сохранялась положительной. Ну, хотя бы на те самые 7—9%.

Игорь Моисеев
журналист