г. Саратов, ул. Емлютина, д. 39/45, 2 этаж
С понедельника по пятницу — с 09:00 до 18:00
Суббота и воскресенье — выходные дни
  •  8 (8452) 440-463
  • 8 (8452) 906-444
  • 8 (8412) 248-330
  •  sargk

​ЦБ нажал на депозитный тормоз

Российские граждане стали делать меньше сбережений. Это, пожалуй, главная новость пресс-конференции, проведенной председателем Банка России Эльвиры Набиуллиной после публикации решения о снижении ключевой ставки на 0,25 процентного пункта, до 9%. Во всяком случае остальные новости не собрали такой прессы, как эта. В качестве причины происходящего Набиуллина назвала реализацию ранее отложенного спроса на товары длительного пользования, бытовую технику и автомобили. При этом и рост потребления, и сокращение депозитной активности она назвала «естественным процессом на фоне восстановительных процессов в экономике».

В переводе на разговорный русский «снижение склонности к сбережениям» вовсе не означает, что народ перестал откладывать денежку на черный день. Вовсе нет. Откладывать никто не перестал, просто свободные средства прекратили вносить на банковские депозиты. А поскольку у нас еще Ломоносовым было установлено, что «сколько у одного тела отнимается, столько присовокупится к другому», то присовокупляется теперь у соседей, которым понадобилось взять взаймы. В магазинах с промышленными товарами. В автосалонах, говорят, действительно ренессанс спроса. На фондовом рынке присовокупляется (в том числе за счет ОФЗН), хотя индексы и начали свое ежегодное летнее пике. Отдохнуть кто-то решил не с рюкзаком и палаткой, как в прошлом году, а на острова слетать всей семьей, чего не делал уже года четыре. Под это дело неплохо бы и запас валюты присовокупить, потому что береженого бог бережет. Ну и матрасы традиционно присовокупляются объемом, утолщаются впрок – это в России последний рубеж обороны и неисчерпаемый источник ликвидности.

Вот как много в России альтернатив банковским депозитам! И это далеко не полный список. Удивляет то, что каждый раз, принимая решение о снижении ставки (или о ее сохранении на прежнем уровне), Банк России упоминает о необходимости поддержания склонности населения к сбережениям в таких отстраненных формулировках, как будто значение этой самой ключевой ставки не имеет никакого отношения к желаниям граждан делать или не делать организованные сбережения.

В 2016 году за первые четыре месяца прирост банковских вкладов граждан составил -2,4%, то есть объем вкладов сократился. При этом годовой прирост составил 4,2%, если верить статистике ЦБ. Сейчас приток вкладов за первые четыре месяца, на 1 мая 2017 года, составил 0,3%.  Однако ЦБ в своих прогнозах все равно перестраховывается и снижает динамику по депозитам с 7–9%, о чем месяц назад говорил зампред ЦБ Василий Поздышев, до 2–4% в новой версии Эльвиры Набиуллиной. При этом и прогноз Поздышева был, мягко говоря, весьма умеренный в части оптимизма.

Здесь важно понять, принадлежат ли эти прогнозы к категории «самосбывающихся» – это когда регулятор начинает рулить рынком в сторону заранее подсказанного ответа. Скорее всего, нет, потому что при сокращающихся по статистике доходах инфляция сильно зависит от нормы сбережений. Если население, не дай бог, решит, что цены будут расти более быстрыми темпами, чем ставка по вкладам, то депозиты будут изымать и конвертировать в товары, как это было в 2009 и 2014 годах.

Пока этого нет, но желание регулятора поддерживать склонность населения к сбережениям вступает во все большее противоречие с намерением крупных банков прекратить «пылесосить» рынок и начать снижать ставки. Говоря попросту, депозиты банкам не нужны – на деньги нет большого спроса. Чтобы в этом убедиться, достаточно сравнить динамику ключевой ставки со стоимостью депозитов.

Согласно мониторингу ЦБ максимальной процентной ставки по вкладам десяти крупнейших банков, в сентябре прошлого года она составляла 8,715%. Это когда ключевая ставка ЦБ установилась на уровне 10%. Сегодня ключевая ставка снижена до 9%, а максимальная депозитная ставка крупнейших банков составляет 7,593%.

Если бы коммерческие банки просто проецировали изменения ЦБ ключевой ставки на вклады в пропорциональном отношении, то сейчас максимальная ставка по депозитам равнялась бы 7,843%. Но она значительно ниже, что свидетельствует о незаинтересованности банков в деньгах населения. Неприятный сценарий и для ЦБ, и для вкладчиков. Особенно если учесть, что минфиновские ОФЗН уже на втором выпуске стали пользоваться меньшим спросом, чем планировалось, и власти думают расширить круг банков-агентов.

В этом смысле для ЦБ хорошо, что таргет по инфляции почти достигнут и можно начинать задумываться об остановке процесса абсорбирования ликвидности, чтобы не уйти в дефляцию. Вот только непонятно, что теперь вкладчикам делать…

Игорь Моисеев

журналист