г. Саратов, ул. Емлютина, д. 39/45, 2 этаж
С понедельника по пятницу — с 09:00 до 18:00
Суббота и воскресенье — выходные дни
  •  8 (8452) 440-463
  • 8 (8452) 906-444
  • 8 (8412) 248-330
  •  sargk
Перезвоните мне

Прохор Шаляпин, певец: «Оказывается, кредит мне никогда не дадут»

К сожалению, я редко пользуюсь услугами банков. Я три раза был в Америке и видел, с какой легкостью американцы используют банковские продукты, в частности пластиковые карты. Они ими везде расплачиваются. В Штатах вообще считается неприличным, если ты расплачиваешься наличными. А если у тебя крупная сумма, вообще могут посчитать, что ты ее где-то украл. Ты будешь выглядеть как бандит, гангстер! Все приличные американцы должны иметь карту, где все прозрачно, все можно проверить – происхождение денег и так далее. В России, к сожалению, все не так. Я знаю, что многие очень богатые люди в нашей стране вообще российскими банками не пользуются!

Я небогатый человек. Я себя не считаю даже средним классом, я где-то между средним классом и бедными. Я такой – все время в облаках. Творческий человек. И мне всегда сложно обращаться с деньгами. Я их даже теряю.

Несколько лет назад произошел со мной такой случай: государство присвоило мне грант – 300 тысяч рублей, и я пошел получать их в Сбербанк. В кассе из этой суммы я сделал небольшой перевод, 30 тысяч рублей, а остальное мне выдали наличными. Затем я отправился в другой банк и уже там обнаружил, что в кассе мне отдали не 270, а 200 тысяч! То есть 70 тысяч рублей остались там, в окошке нашего любимого Сбербанка. Вернулся назад – буквально пять минут прошло! – но в банке только развели руками, и никто, естественно, ничего мне вернул. Не помогло даже то, что я публичный человек! Знаете, у меня остался такой осадок… В тот момент я почувствовал себя таким беспомощным, даже несмотря на то, что меня знает очень много людей. Сразу подумал: а что же будет, когда я буду пожилым? Я приду в Сбербанк, и меня так же с легкостью надурят? Но это, конечно, не столько к Сбербанку претензия, сколько к конкретному человеку. Непорядочный человек, к сожалению, может работать в любой сфере и на любом уровне.

У меня есть несколько карточек разных банков. Правда, сейчас они заблокированы, потому что я ими не пользуюсь. Даже за рубежом перестал пользоваться, потому что страшно. Страшно, что спишут двойную сумму или возьмут большую комиссию. Поэтому предпочитаю иметь наличные, видимо, звучит во мне советский отголосок. Хотя одну карту постоянно вожу с собой – мало ли что? Потеряю деньги или их украдут? Возможность расплатиться должна быть всегда. Но в основном я летаю в такие страны (Мексика, Куба), где проще расплатиться наличными. Одна из моих карт выпущена банком ВТБ 24 – мне очень нравится эта кредитная организация.

На что обращаю внимание, когда прихожу в банк? Приятно, когда там нет очередей. Когда ты получаешь талончик и понимаешь, что скоро тебя обслужат. Приятно, когда тебя встречают приветливые люди, когда они не заискивают перед тобой чрезмерно, потому что слишком большое внимание иногда доставляет дискомфорт. Ведь, когда приходишь в банк, у тебя есть конкретная цель, и лишние разговоры мне, например, совершенно ни к чему.

Сбережения я предпочитаю хранить в долларах и евро. Это связано со скачками курса рубля. Мало того – я вообще слышал сплетни, что в ближайшее время доллар вырастет до 100 рублей. Не знаю, правда это или нет – я же не имею отношения к политике и экономическому регулированию – просто рассуждаю как обычный человек и разделяю эти опасения. Знал бы раньше – набрал бы долларов по 35!

Кредиты я никогда не брал. Да мне их и не дадут, как выяснилось! Моя первая любовь работает в МТС-Банке в Волгограде, и однажды она мне сказала, что кредит мне никогда не дадут. Я спросил: «А почему?» «У тебя кредитной истории нет!» — ответила она. То есть я – человек, который никогда ни у кого не занимал, – оказывается, плохой клиент. Считаю, что сегодня у нас извращена система кредитования, потому что когда берешь стиральную машину или микроволновку в кредит на сто лет – это неправильно, не для этого был придуман кредит. Кредит нужен для того, чтобы купить что-то серьезное – машину, квартиру, но никак не мелкие вещи.

К сожалению, российская банковская система сегодня не вызывает у меня доверия. Слышал, что судебные приставы могут арестовать банковскую ячейку. Причем нередко делают это по ошибке – то есть человек ничего не должен, а в итоге лишается имущества. Увы, мы не в Швейцарии. Нам очень многому надо учиться у американских банков, особенно в части отношения к клиентам. Наверное, поэтому я не доверяю российским банкам – очень боюсь потерять все в один миг. Помню, как моя бабушка все потеряла: долго копила деньги, а потом они просто испарились. Конечно, хранить деньги дома тоже опасно – могут и обворовать. Поэтому я храню… Не могу сказать, как именно, – это секрет, чтобы меня не обокрали!

Конечно, виноваты не только банки. Мы, клиенты, тоже мало знаем о своих преимуществах, у нас нет культуры отношений с банками. Все потому, что у нас банковские продукты появились недавно и эта культура еще не сформировалась. Хотя моя мама, например, активно пользуется всеми банковскими удобствами: зарплату получает на карту, оплачивает коммунальные услуги при помощи интернет-банка. А я даже не умею этого делать, до сих пор оплачиваю мобильный телефон через терминал!

Кризис я ощущаю. Это напрямую отражается на артистах, потому что им выгодно, чтобы в зале сидели сытые люди. Если у человека нет денег на еду – он не придет на концерт. Я понимаю, что сегодня сложнее собрать зал, чем это было еще несколько лет назад, ведь для большинства людей жизнь становится дороже, а зарплата остается прежней. Сейчас мы с моей командой воюем со звукорежиссерами, которые всегда объявляли свой гонорар в долларах и евро. Я им говорю: «Ребята, мы же не рожаем эти деньги!» Раньше мы записывали песню в среднем за 2–3 тысячи долларов, сейчас сумма не изменилась, но в рублях она стала в два раза дороже. А я получаю деньги от гастролей именно в рублях и хотел бы тратить их на производство музыки тоже в рублях. Вот сейчас мы и пытаемся найти с коллегами общий язык.

Я больше люблю тратить деньги. Потому что сегодня мы живы, а завтра может что угодно приключиться. Особенно остро я это в самолете ощущаю – у меня жуткая аэрофобия, очень боюсь летать!

Я заработал свои первые деньги – 300 рублей – в 2000 году на ВДНХ, когда участвовал в концерте, посвященном 9 Мая, и пел песни. Гонорар потратил на сардельки!

Все мои проекты сейчас связаны только с творчеством. Ни в каком бизнесе я не участвую, потому что считаю: надо выбирать что-то одно. В большинстве своем артисты – не самые удачливые бизнесмены: мы за что не беремся, все мимо. Я думаю, что, если ты начинаешь заниматься каким-то бизнесом, за тобой должен кто-то стоять. Грубо говоря, если это сеть салонов, то у тебя должны быть ребята, которые в этом разбираются. Ты даешь им свое имя и получаешь от этого какой-то процент. У артиста нет хватки, все равно найдутся люди, которые умнее в этом вопросе, они артиста обойдут и преуспеют. Мои коллеги, которые вкладывались в автосервис, еще куда-то, – они все прогорели. И я понял, что обречен заниматься развлекательной деятельностью, петь на сцене и сниматься в кино. Сейчас я заканчиваю запись альбома народных песен и получаю от этого огромное удовольствие!

Беседовала Татьяна КАЛИННИКОВА, Banki.ru