г. Саратов, ул. Емлютина, д. 39/45, 2 этаж
С понедельника по пятницу — с 09:00 до 18:00
Суббота и воскресенье — выходные дни
  •  8 (8452) 440-463
  • 8 (8452) 906-444
  • 8 (8412) 248-330
  •  sargk
Перезвоните мне

«Даже крупный банк может оказаться неплатежеспособным»

ЦБ отозвал лицензию у Внешпромбанка. Об этом сообщается на сайте регуляора. Надзорный орган не увидел смысла в санации банка, поскольку обязательства кредитной организации превышают активы почти на 190 млрд руб. Кроме того, руководство Внешпромбанка подозревается в выводе средств. По объему активов кредитная организация занимала 40-е место в российской банковской системе — они оценивались почти в 250 млрд руб. Заместитель главного редактора портала Банки.ру Семен Новопрудский обсудил тему с ведущим «Коммерсантъ FM» Алексеем Корнеевым.

— По-моему, 37-й банк все-таки, не 40-й — тут есть у вас данные точные?

— На самом деле, все зависит просто от того, на какое время шли подсчеты. Да, скорее всего, все-таки он входил в четвертую десятку, а не замыкал ее. В любом случае, понятно, что это один из самых крупных отзывов банковской лицензии в новейшей истории России.

— Участники рынка говорят, что для всех это стало полной неожиданностью и шоком, такие сюрпризы от этого банка. Так ли это? Или какие-то данные все-таки были? Я не беру декабрь этого года, когда приблизительно все уже стало ясно.

— Да, то, что банк практически не спасаем, стало ясно примерно месяц назад, то есть когда уже Банк России был временной администрацией — это было признаком того, что банк не спасаем, потому что крайне редко бывали случаи, чтобы Банк России вводил временную администрацию, а после этого объявлял санацию. Почему именно этот банк оказался так резко неплатежеспособным? Было ли там банальное воровство? Если это банальное воровство, то оно, судя по всему, резко нарастало в последние месяцы 2015 года, или были какие-то другие причины. Главное, для банковской системы это сигнал, что даже крупный банк, который вроде бы имеет довольно неплохие связи, — его акционеры в российской власти, — который имеет крупных корпоративных клиентов, может оказаться неплатежеспособным фактически в одночасье. В этом смысле это действительно достаточно шоковая история.

— Да, в том числе для непосредственно клиента, для простых россиян, которые тоже задумались сейчас, а является ли масштаб банка, вхождение его в топ-50 гарантией того, что их деньги не зависнут на некоторое время?

— Да, безусловно, тем более это показывает, что вхождение в топ-50 точно не является такой гарантией. Видимо, теперь рубеж такой гарантии смещается в сторону того, что называется списком системно значимых банков. Не все россияне про это знают, но более или менее большинство россиян, которые вообще имеют счета в банках, все-таки понимают, какие банки самые крупные. То есть при таком раскладе скоро у нас будут три-четыре банка восприниматься населением как такие, которые точно должны быть последним рубежом обороны, то есть они должны стоять до последнего.

— На акционера банка Ларису Маркус уже заведено уголовное дело, вероятно, это связано в том числе с выводом средств этого банка. Как вы думаете, могут ли других акционеров привлечь к ответственности? Как вообще вывод средств мог происходить незаметно для регулятора и надзорных органов?

— Вопрос в том, почему каждый раз в банках после отзыва лицензий или в момент, когда у них наступают финансовые трудности еще до отзыва лицензии, обнаруживаются большие дыры — это действительно фундаментальный вопрос. Банк России несколько раз публично признавал, что у него нет, как ни странно, возможности такого надзора за банками, чтобы видеть полностью, как это происходит. Беда в том, что для простых людей это не выглядит главным доводом, чтобы не доверять банковской системе. Но ситуация, при которой выясняется, что недостоверной оказывается отчетность буквально любого банка, у которого отзывают лицензию, сразу вызывает сомнение в том, является ли достоверной отчетность действующих банков. То есть мне кажется, было бы очень важно для того, чтобы эту ситуацию исправить, чтобы даже пусть задним числом, но тот же Банк России или следственные органы, как ни странно, занимались тем, что называется — я сам не люблю это слово — пропагандой.

Рассказали бы нам, дали бы нам информацию, как именно конкретный банк, у которого нет лицензии, эти активы выводил. Причем не только кто это делал и в каких размерах, но и рассказывали бы нам схемы, потому что эта информация полезна отнюдь не только для правоохранительных органов. Мне кажется, она была бы очень полезной и для клиентов банка, чтобы они понимали, как это бывает. В этой ситуации понятно, что у банка были достаточно известные, влиятельные акционеры и клиенты, но то, что в банке зависли деньги очень известных компаний и очень известных клиентов, лишний раз подчеркивает то, что и они не знали, что эти деньги выводятся.

Источник: Коммерсант FM